Что делать, если в прокуратуре заведут на меня дело из за ноутбука, который мне подарили?

Юридическая консультация онлайн 9111.ru

Что делать, если в прокуратуре заведут на меня дело из за ноутбука, который мне подарили?

1.2. 1.

Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. 2. В качестве доказательств допускаются: 1) показания подозреваемого, обвиняемого; 2) показания потерпевшего, свидетеля; 3) заключение и показания эксперта; 3.1) заключение и показания специалиста; 4) вещественные доказательства; 5) протоколы следственных и судебных действий; 6) иные документы.

Какие есть доказательства вины? По ст.158 УК РФ можно по основаниям привлечь. Вы Постановление получили?

2. Здравстсвуйте. Человек необоснованно обвиняет меня в краже ноутбука и кошелька с денбгами. По его словам кража произошла примерно в августе 2019 года, а притензии мне он решил предъявить месяц назад. Естесственно я ничего из этих вещей не брал. Заявление в полицию он не пишет. Просто терроризирует. Говорит или денег давай или напишет заявление. Но не пишет зараза. Что с ним можно сделать? Достал уже очень. Пытался через моих родственников воздействовать на меня.
Спасибо.

2.1. Пусть пишет заявление, если вы ничего не брали, то и бояться нечего. Можете в таком случае написать на него заявление о вымогательстве.

2.2. Если Вы уверены, что все его обвинения необоснованны то подайте на него сами заявление в полицию о вымогательстве.

3. Скажите, пожалуйста, у парня есть условный срок за драку. Сейчас на него бывшая девушка написала заявление и обвиняет его в краже ноутбука, который сама ему подарила. Говорит, что есть доказательства виде сообщений и записи телефонного звонка. Но там парень говорит, что отдаст деньги. Чем ему это грозит?

3.1. Если возбудят в отношении него уголовное дело по ст. 158, то с непогашенным условным сроком у него есть большая вероятность уехать в колонию. Если в данный момент еще идет доследственная проверка, то пусть данный парень не сидит сложа руки, а бежит к адвокату, после возбуждения будет очень тяжело выйти из этой ситуации. Очень мало информации у Вас.

4. Мой муж сейчас сидит в СИЗО до суда. Его обвиняют в краже ноутбука, стоимость которого 20000 рублей. Ноутбук он вернул сразу, после подачи заявления в полицию потерпевшей. У него уже есть погашенная судимость по другой статье. Какое наказание ему грозит сейчас, если у него грудной ребёнок?

4.1. Вы не написали какую часть ему предъявили, т.к это важно. Если статья 158 часть 2 при наличии смягчающих обстоятельств, большая вероятность получения наказания не связанного с лишением свободы.

5. Друга обвиняют в краже трёх предметов (ноутбук, планшет, фотоаппарат). Но на две последние вещи у потерпевшей нет документов. Будут ли эти вещи считаться украденными.

5.1. Естественно, будут, если потерпевшие, например, опознают изъятые у друга вещи как свои. Или представят иные доказательства принадлежности им данных вещей (фото, содержание файлов и т.д.).

5.2. Данные вещи будут считаться украденными, если потерпевший сможет привести доказательства их наличия на момент кражи, в том числе свидетельские показания и др.

6. Помогите пожалуйста. Такая ситуация. Мой муж с другом совершили кражу ноутбука в чужой квартире с проникновением' их обвиняют по 158 ч 3. Но потерпевший претензий к ним не имеет и весь ущерб мы возместили. Но дело в том, что мой муж был ранее судим. Судимости все погашены. Что ему грозит? Условный или реальный срок? Скоро суд, а я себе места не нахожу.

6.1. Виктория Владимировна!Суд назначает наказание с учетом принципа индивидуализации.В случае, если суд посчитает, что исправление Вашего мужа не возможно без изоляции, то наказание назначит в виде лишения свободы.Имеет значение личные характеристики Вашего мужа.

Причиненный потерпевшему ущерб возместили — это смягчающее обстоятельство.

6.2. Не зная обстоятельств дела, сложно давать советы. На все ваши вопросы вам сможет ответить ваш адвокат. Условный срок возможен. Мнение потерпевшего будет учтено.

6.3. Возможен и условный срок, если судимости погашены.

7. Дело такого рода, что при обыске, обвиняя в мошенничестве с банковскими картами и кражи денег через систему приват 24. Изъяли ноутбук на проверку, больше месяца никаких известий, ноутбук так и не вернули! Что я могу предпринять в этом случае? Законно ли столько удерживать мою вещь не имея никаких оснований кроме предположения, что преступление было совершенно мной?

7.1. Вы можете обжаловать действия следователя в судебном порядке, следственному судье.

8. Бывший муж обвиняет в краже денег с его карты, которая после развода осталась у меня. Деньги с карты он разрешил сам снять для покупки ноутбука дочери студентки, т.к денег у него на тот момент не было. Карта кредитная — кредит по ней он обещал заплатить сам. Прошло уже более 2 лет — деньги банку он не вернул, и сейчас пытается повесить на меня этот долг и все штрафы по этому кредиту, угрожает написать на меня заявление в полицию. Какие действия мне следует предпринять? Спасибо.

8.1. Какие действия мне следует предпринять?
Никаких. Перспектива данного заявления — отказной материал, поскольку данные отношения гражданско — правовые.

8.2. Можно только предположить, что в возбуждении уголовного дела откажут, так как карту он вам дал сам, значит позволял распоряжаться — ст. 35 СК.

9. Моего сына дедушка и бабушка обвиняют в краже 1000$ так как он ночевал в комнате где лежали деньги, но он о них не знал, как выяснилось позже он держался за ящик в котором лежали деньги, по просьбе бабушки найти зарядку от ноутбука но это было до ночёвки, как доказать что он не брал этих денег?

9.1. Доказывать а таком случае должен не сын, а те кто его обвиняют. Существует презумпция невиновности Пока не докажут вину человека-он считается невиновным.

10. Меня обвиняют в краже, которую я не совершал… на допросах вынуждают дать признательные показания, бьют… я в шоке от происходящего произвола… человек который подал на меня заявление наркоман… думаю он ноутбук сам продал или сдал в ломбард, но правоохранительные органы тупо не хотят ничего делать.

10.1. Пишите жалобу в прокуратуру и, как совет, наймите адвоката.

11. Соседка обвиняет в краже! Говорит мы зашли когда её сын спал и украли ноутбук! Хочу узнать можно ли если она напишет заявление подать ответное на выплату морального ущерба за ложное обвинение?

11.1. Можете сделать в суде заявление о клевете.

12. Моему сыну угрожают и вымогают деньги и обвиняют его в кражи ноутбука но сами не обращались в полицию и нет не каких доказательств его вины скажите куда обратится и что делать?

12.1. В полицию обращайтесь.

13. Моему сыну в полиции сказали пройти полиграф а ему 17 лет. он подал заявление о краже ноутбука. А его полиция запугала и вызывает на полиграф. Потому что он обвиняет бывшего сотрудника полиции. Спасибо.

13.1. В настоящее время заставить человека пройти полиграф нельзя!

13.2. Полиграф-дело добровольное, только по собственному согласию его можно и пройти, а так никто не вправе ЗАСТАВИТЬ испытуемого пройти полиграф. И еще, так как он несовершеннолетний, то вы вправе также заявить о своем несогласии на полиграф, пусть ищут другие методы, это их работа и они за это зарплату получают.

13.3. Прохождение Полиграфа — дело добровольное, может и отказаться.

Консультация по Вашему вопросу звонок с городских и мобильных бесплатный по всей России 14. Друга обвиняют в краже. Дела обстоят так, он живет в деревне, с друзьями ездили в соседнюю деревню покататься. Остановились у клуба, никого не было, ни внутри ни на улице, возле клуба лежал ноутбук, территория не огорожена. Они взяли его себе, спрятали. Считается ли данная ситуация кражей? И что делать если он уже признался что это он взял, и был составлен протокол.

14.1. Да, в данном случае — это есть кража.

15. Меня обвиняют в краже ноутбука из квартиры где я был в гостях, пили вместе с хозяйкой и ее сожителем, сильно пьяным они меня выгнали а потом мать хозяйки подала заявление о пропаже ноутбука. Так как я ранее судим в милиции меня вынуждают признаться и вернуть вещ которой на самом деле у меня нет и я не помню чтобы вообще его брал. Стоит ли мне отдать свой ноутбук чтобы она забрала заявление так советовали в милиции.

15.1. Если вы не брали ноутбук, что вам переживать, то что вас первого будут подозревать, так как вы ранее были судим? Не стоит отдавать свой ноутбук. Нужно знать все детали дела.

15.2. Заявление она в любом случае «не заберет», если не совершали кражу — то и признаваться, а тем более отдавать свой ноутбук не надо.

16. Меня обвиняют в краже ноутбука, которого я не совершал, угрожают и требуют, чтобы я его вернул… В момент кражи я находился на рабочем месте, есть свидетели…

16.1. Если не совершали не переживайте — пусть докажут вашу вину.

17. Пожалуйста племянника обвиняют по статье 158 за кражу ноутбука оценили в 10000 могут ли наложить арест на его долю в квартире или конфискация имущества до того как он не выплатит.

17.1. На долю в квартире арест не наложат (если это его единственное жильё) а на имущество могут наложить. Нот не такой уж и большой долг, может его оплатить.

18. Мою женю обвиняют в краже — прислали повестку в полицию. В краже обвиняет бывший знакомый. До этого он дарил жене несколько предметов электроники — ноутбук и телефон. Подтвердить факт дарения могу только я, муж.
Каким образом можно отрицать факт кражи?

18.1. Бремя доказывания вины лежит на правоохранительных органах статья 49 Конституции презумпция невиновности!
Адвоката наймите и с ним идите на допрос, пусть ознакамливается лишь ознакомившись с материалами можно строить линию защиты.

19. Моего мужа родная мать обвиняет в краже ноутбука, вместе они не проживают, но ключи от квартиры у него есть, т.к. Он там прописан. Ноутбук он не брал 100% живем в полном достатке, не в чем не нуждаемся… Отношения у них мягко сказать напряженные уже очень давно, даже не здороваются. Она написала заявление в полицию, его сразу увезли, он дал показания. Можно ли написать заявление о клевете и когда это лучше сделать? Спасибо…

19.1. Написать заявление можно, но сначала желательно установить невиновность мужа. Кроме того, нужно будет доказать распространение заведомо ложных сведений. Кстати, возможно так же возбуждение уголовного дела в отношении матери вашего мужа за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ)

20. У меня такая ситуация, моя соседка по комнате, после того как я съехала, из снимаемой квартиры, обвиняет меня в краже ее ноутбука, который она отдала мне за долги. Что мне делать, если она хочет вернуть свой ноутбук, и говорит что отдаст мне долги.

20.1. Очень может случиться и так, что может заявить о краже ноутбука или о том, что Вы самовольно взяли ноутбук за долги. А это — самоуправство. Вы же не оформляли никаких письменных документов, подтверждающих передачу ноутбука за долги.

Как бывший следователь, советую Вам еще раз поговорить с бывшей соседкой о возврате долгов, заострить внимание на то, что она Вам сама отдала ноутбук, но этот разговор ЗАПИСАТЬ (телефон, диктофон) или поговорить при свидетелях (но при свидетелях она может и отрицать все).

21. Моего гражданского мужа арестовали и он под следствием в СИЗО. обвиняют в ОПГ угон машины и кража ноутбука Как можно нам добиться подписки о не выезде можно ли что то сделать чтоб он был со мной дома мне скоро рожать.
Заранее спасибо.

21.1. Вам прямо на сайте, не зная дела, совет дать.?
Если под стражей, то НИКАК.

22. Я узнал от знакомых что меня разыскивает милиция по делу о краже как соучастника, исходя из слов одного из обвиняемых я помог вынести и реализовать украденное! Как доказать свою невиновность если я даже в глаза не видел этого ноутбука?! спасибо за помощь!

22.1. Денис! Бремя доказывания лежит на стороне обвинения, поэтому Вам беспокоиться не стоит. Как возникнут конкретные обвинения, Вы их с легкостью опровергните.

22.2. Вам надо найти свидетелей, которые могли подтвердить Ваше алиби, то есть подтвердить, что Вы в момент совершения кражи находились в другом месте.

Источник: //www.9111.ru/%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B0/%D0%BE%D0%B1%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D1%8F%D1%8E%D1%82_%D0%B2_%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B5_%D0%BD%D0%BE%D1%83%D1%82%D0%B1%D1%83%D0%BA%D0%B0/

Представьте себе: сидите вы на работе, дома или в других привычных для себя местах. И вдруг вам звонят на мобильный телефон и сообщают, что из добропорядочного гражданина вы превратились в обвиняемого по делу об отмывании денег. Или, к примеру, задолжали банку денег. Вы, конечно, удивляетесь. Пытаетесь доказать, что человек вы честный.

Да и откуда деньги, чтобы их отмывать в «промышленных» масштабах? Не о постиранной же десятке в кармане джинсов речь. Если вы попали в описанную ситуацию, то, вероятнее всего, вами заинтересовались мошенники, основная цель которых — выпытать у вас номер банковской карты.

Причем сети они расставляют так умело, что попасться в них может даже далеко не самый легковерный человек.

В понедельник жертвой мошенников чуть не стал сотрудник газеты «Известия». Ничего не подозревающий молодой человек ехал себе на работу, когда ему позвонили на мобильный телефон. Ответив на звонок, коллега услышал автоответчик, который бесстрастно сообщил, что представляет Московский городской суд. Уже тут у многих началась бы паника.

Но коллега оказался парнем не робкого десятка и внимательно выслушал, что от него хотят. Выяснилось, что он не явился на слушания, которые должны были состояться 17 августа. И поэтому они были перенесены на 24-е. Тут уже коллега начал покрываться холодным потом. «Если у вас есть вопросы, нажмите кнопку 9», — предложил автоответчик.

Кто бы не захотел, интересно. Не каждый день ведь сталкиваешься с таким серьезным учреждением. Естественно, он моментально нажал необходимую кнопку.

— Здравствуйте, Московский городской суд слушает. Представьтесь и назовите год рождения, — поприветствовал молодого человека женский голос, якобы принадлежащий представителю суда.

Как отметил коллега, сначала все выглядело потрясающе естественно. С ним говорили очень официально, а на заднем плане раздавались шумы, которые чрезвычайно походили на звуки госучреждения.

После недолгих официальных церемоний коллега выяснил, что он проходит по делу об отмывании денежных средств.

— А что, повестка вам не приходила? — удивленно задала вопрос «представитель суда» и, узнав, что нет, очень удивленно добавила: — Странно. Не занимайте телефон в ближайшие 20 минут. С вами свяжется следователь по вашему делу.

Согласитесь, обвинение в отмывании средств получаешь не каждый день. Кстати, на этом этапе коллега сделал первую ошибку. Видимо, нервозность ситуации и серьезность обвинения на какое-то время лишили его способности здраво рассуждать.

Он не подумал, что тут явно нарушена последовательность событий. Ведь сначала заводится уголовное дело, человека вызывают повесткой к следователю (в качестве свидетеля, пострадавшего, подозреваемого).

А уж только потом, когда расследование закончится, дело передается в суд, куда могут вызвать только повесткой. Причем вручается она строго под расписку.

После 20 минут мучительных ожиданий раздался звонок.

Женщина, которая представилась следователем Гагаринской межрайонной прокуратуры Татьяной Сергеевной Поповой, заявила, что история куда более серьезная, чем можно было подумать.

Ведь бедному молодому человеку «светит» статья за отмывание в особо крупных размерах. Затем дама предложила ответить на несколько вопросов. Коллега, как человек законопослушный, согласился.

— Счета в каких банках у вас есть? — спросила следователь, которую особенно интересовали банковские карты.

Отметим, что, согласившись отвечать на вопросы, коллега совершил вторую ошибку.

«Никакой следователь не имеет права по телефону запрашивать данные вашего счета, — рассказал «Известиям» пресс-секретарь МУРа Алексей Бахромеев. — Он даже не имеет права задавать вам вопросы.

Даже если он представился, назвал звание, место работы, свой номер телефона, вы не обязаны отвечать ему. Вы ведь не видите ни его, ни его удостоверения».

Но, видимо, интерес к финансам наконец вывел коллегу из ступора. Заподозрив неладное, он поинтересовался, зачем нужна такая информация.

— Через ваши счета отмывались деньги, — пыталась убедить его «следователь».

— Бред какой-то. Я через интернет отслеживаю все проводки, и ничего по ним подозрительного не проходило.

— Вы паспорт не теряли? — не унималась дама.

Документы коллега не терял. И вообще решил, что разговор переходит в опасную плоскость, и сделал ход конем:

— Я хотел бы к вам приехать и ответить на вопросы. Назовите, пожалуйста, ваш адрес и номер прямого телефона.

«Следователь» слегка помялась, но все-таки назвала почти точное месторасположение Гагаринской межрайонной прокуратуры — Ленинский проспект, 34 (на самом деле номер дома — 43, как потом выяснилось). Но время тратить на разъезды коллега не стал.

Он поступил единственно правильным в этой ситуации способом — нашел через справочную телефон прокуратуры и связался с дежурным. Оказалось, что никакая Попова там не работает, к коллеге претензий нет, зато он стал уже двадцатым человеком за день, который беспокоит органы с подобными вопросами.

Хотя ничего пока прокуратура предпринимать по этому делу не собирается.

— Эх, ты, — упрекнула я коллегу. — Хоть бы заявление написал. Тогда бы вынуждены были заняться.

— Ага, а потом свидетелем мотаться по прокуратурам и судам, — проявил неактивную гражданскую позицию молодой человек.

Конечно, понять его можно. Другое дело, если вы, в отличие от коллеги, сообщили сведения о своей карте. По словам Алексея Бахромеева, в этом случае нужно быстро бежать в милицию по месту жительства. Если звонивший представился вам следователем прокуратуры, подайте заявление и в прокуратуру. От себя добавим, что прежде позвоните в банк и заблокируйте свою карту.

Кстати, в МУРе об этом типе мошенничества уже известно. По словам его сотрудников, оно пришло к нам из США. Причем способы могут быть разные. Преступники прикидываются не только представителями судов и прокуратур, но и сотрудниками банков. Хотя технология по сути точно такая же.

Сначала человек получает СМС, что некий банк отказал ему в выдаче кредита. Если человек заявку на заем не подавал, то он благополучно забывает об этой ситуации.

Но через какое-то время (как правило, это происходит в выходные) на его мобильник раздается звонок автоматической службы банка, которая напоминает о необходимости погасить взятый кредит. Потом следует уже знакомое предложение: «Если хотите соединиться с оператором, нажмите цифру…» Далее все, как в первом случае.

«Представитель банка» ведет разговор так, чтобы получить информацию о номерах счетов и банковских карт. А затем эти сведения используют, приобретая товары в интернете.

Такие вопросы задают только мошенники

1. Если вам позвонили из банка или госучреждения в выходной день, это должно вас насторожить. Мошенники специально выбирают выходные, чтобы вы не смогли проверить сказанное ими в реально существующем учреждении. Также подозрительно, если звонок раздался в конце рабочего дня (а тем более после).

2. Информация о вашей карте является конфиденциальной. Поэтому любые вопросы — верный признак того, что с вами говорит мошенник. Тем более что ни один банк не будет спрашивать у вас номер карты другого банка.

3. Подозрительными являются и звонки с мобильных на мобильные. Во-первых, номер «сотового» легче оформить (в том числе и на подставных лиц). Во-вторых, стационарный телефон проще вычислить, поэтому мошенники предпочитают ими не пользоваться.

Не называйте номер карты и паспорта

1. Не сообщайте 16-значный номер на лицевой стороне карты, а также три цифры 3-значного кода безопасности, обычно располагающиеся на обратной стороне карты на полосе, где ставится подпись.

2. Тщательно скрывайте свой PIN-код и паспортные данные. Все эти сведения позволяют использовать вашу карту без ограничений.

3. Если вам звонят из судов, банков и других учреждений, никогда не отвечайте на вопросы по телефону. Через справочную выясните адрес и стационарный телефон организации. Перезвоните туда и узнайте, действительно ли существует человек, который вам звонил. Всегда настаивайте на личной встрече на территории учреждения.

4. Если вы все-таки сообщили данные о своей карте, но поняли, что имели дело с мошенниками, немедленно заблокируйте карту.

5. Обратитесь в милицию.

Обмен с обманом

Юлия Миронова

Вы где валюту менять предпочитаете? Если в уличных обменниках, то вы в группе риска и имеете все шансы стать жертвой преступников. Ведь в России продолжают активно работать фальшивые обменники. Только с начала года в столице Центробанк обнаружил более 20 таких пунктов.

Клиентов они заманивают льготными курсами обмена. Правда, сэкономить пытаемся на копейки, а теряем тысячи рублей. Стоит ли?

По данным Центробанка, с начала года было выявлено 23 фальшивых пункта обмена валюты.

Незаконным считается пункт, который не имеет отношения к действующему банку. Хотя зачастую все они как раз «заманивают» вывесками кредитных учреждений — правда, несуществующих в природе. По закону обменные пункты валюты имеют право открывать только кредитные организации.

При этом обменник, даже находящийся за пределами офиса банка, считается структурным подразделением.

Бывает, что нелегальный пункт ведет вполне честную игру с клиентами, обманывая только государство. Но по большей части незаконные обменники создаются как раз для мошенничества. И клиенты всегда найдутся, так как курс в фальшивых пунктах куда выгодней, чем, например, в офисах банков.

Послушайтесь совета — лучше менять валюту непосредственно в офисах банков. Может быть, курс покажется вам не таким выгодным, как в будке за углом, но экономия здесь неуместна. Иначе можно потерять куда больше средств.

Если же вы все-таки обмениваете деньги в отдельно стоящем обменнике, советуем обратить внимание на документацию, которая должна быть предъявлена на всеобщее обозрение, — разрешение ЦБ, книга жалоб и предложений. Также обязательно пересчитывайте деньги.

Существует множество способов изъять у вас средства. Достаточно распространенный — на поддон наносится какой-нибудь липкий состав. Когда кассир меняет деньги, то самую крупную купюру кладет в самый низ, незаметно приклеивая ее к поверхности.

Поэтому совет «Проверяйте сдачу не отходя от кассы» всегда актуален. Стоит вам лишь переступить за порог — и ваши претензии никто никогда не станет принимать.

Не отдавайте деньги, пока не увидите:

— копию положительного заключения Центробанка по месту открытия обменного пункта;

— наименование, адрес и телефон банка, открывшего обменный пункт, режим работы банка;

— информацию куда обращаться с жалобой, связанной с работой обменника;

— курсы иностранных валют по отношению к рублю и кросс-курсы, используемые при операциях с наличной валютой и чеками, а также условия их применения;

— перечень операций с наличной валютой и чеками, которые этот пункт осуществляет.

Источник: //iz.ru/news/327900

«Если дело возбуждено, закрывать его уже невыгодно». Бывший прокурор рассказывает о надзоре за следствием

Что делать, если в прокуратуре заведут на меня дело из за ноутбука, который мне подарили?

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах.

Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий].

В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу.

Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить. Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела.

Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел. Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела.

Но здесь вопрос статистики: если, например, в прошлом году мы удовлетворили семь жалоб, [в этом году] можно сделать небольшой прирост. Но если [прирост] будет большой — с нас спросят, куда мы смотрели и почему допустили нарушение.

И прокурора [района] поднимут на совещании, где все областные прокуроры и начальники отделов собираются и слушают отчеты.

Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры.

Иногда жалобы приходится удовлетворять. Вот, допустим, человек через год пожаловался на отказ в возбуждении дела — нельзя же написать, что я вчера, перед жалобой, его отменил, пишешь — ваша жалоба удовлетворена, постановление отменено.

Как проверяют отказ в возбуждении дела

А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка. Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет.

Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет. Все же ограничены по срокам [проверки], бывает, что по несколько раз решения отменяется по таким основаниям. Бывает, что [следователи] просто не успевают провести проверку из-за большого объема работы.

У прокуратуры есть еще такой показатель — выявление укрытых преступлений. И вот отказ в возбуждении дела — один из способов их укрыть.

Тогда мы смотрим основания для отказа и проводим встречную проверку: обзваниваем людей или вызываем их к себе и проверяем, действительно ли они говорили, что написано [в отказе]. Бывает, человек говорит, что его попросили так сказать. Это вопиющие случаи, но они имеют место.

Тогда прокуратура выносит требование возбудить уголовное дело, но следствие его может и не выполнить, и придется это решение обжаловать у их руководства.

Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Ну почему вот это дело расследуется плохо, а это — хорошо? У полицейского [следователя] часто стоит задача — закрыть квартал, какой-то отчетный период.

Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц. При этом в УПК же есть статья 6.1 — разумный срок уголовного судопроизводства.

В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье.

Коррупцию мы не выявляем, у нас нет оперативных подразделений, этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности.

Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку.

Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается.

«Все будут работать, чтобы был обвинительный приговор»

Со следователями мы лично контактируем. Они заходят, на какие-то вопросы отвечают, чтобы нам не писать бумагу, или хотя бы для себя — разобраться. Указания им можно давать и карандашом на постановлениях.

Это экономит время, вот представьте: прокурору принесли сто материалов, допустим, все — незаконные. Он садится их печатать и теряется на сутки минимум, а если на половине быстро карандашом раскидать: здесь доделайте, тут, то сильно быстрее получается.

Но тут страдает статистика, прокурор уже не сможет написать, что отменил сто постановлений — получается, немного жертвует карьерой ради продуктивности.

Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения. Система правосудия такова, что если нет состава [преступления], то все равно не надо прекращать дело.

Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел.

И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор.

Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи? Возбуждения ведь проходят через прокуратуру, она же в суде представляет обвинение.

Если следователь прекратил дело за отсутствием состава преступления, его же и накажут — столько проверок будет, даже по его линии: почему человека преследовал, почему не сделал нужные выводы в самом начале? На такие вопросы и не ответишь. Принципиально надо найти виноватого. У МВД и СК это будет следователь, у прокуратуры — прокурор из-за отсутствия надзора.

Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет.

Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно. Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю.

Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо.

Я уже как адвокат прихожу к следователю, он такой [говорит моему подзащитному] — рассказывайте.

Я говорю: мы не будем, вы задавайте вопросы, и наше право потом — обжаловать, может у вас вопросы наводящие будут или у вас обвинительный уклон, а вы же должны устанавливать обстоятельства, не обвинять. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные.

За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта [федерации], там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности.

Карьера прокурора

Какое подразделение лучше — это индивидуально, платят одинаково. Гособвинение завязано с судом — до скольки суд работает, столько они и работают. А надзор — сколько жалоб тебе пришло, столько ты и разгребай.

Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел.

В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой. Это было бы хорошо на начальном уровне: уйти в аппарат и там карьеру делать.

А [уходить туда] с должности прокурора района — уже нет.

Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района. Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений.

Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил. На прокурора района есть смысл выходить, он скажет [подчиненным], и никто спрашивать не будет.

А на помощника прокурора же и могут доложить, та же милиция скажет, что с ним что-то не так.

«У Следственного комитета все совсем безобразно»

Сейчас, со стороны, кажется, что беспредела намного больше, что он везде. Когда я работал в прокуратуре, казалось — ну, у нас почти все законно, сейчас подравняем. Но там ты не сталкиваешься с людьми, тебе приходят бумаги, ты бумаги и оцениваешь, тебе люди не говорят, в какую ситуацию они попали и что претерпели от полиции и Следственного комитета.

Надзор еще иногда участвует в заседаниях по мере пресечения. И я ходил, и, бывало, выступал против ареста, которого требовал следователь. В Сибири еще судья был классный — и профессионал, и как мужик рассуждал правильно.

В Москве же на процессе прокурор бубнит «считаю обоснованным, бу-бу-бу», и я тоже такой тактики изначально придерживался. А тот судья спрашивал — а чем обосновано-то все это? Вы хоть обоснуйте, говорил, поддержите. И это приятно, так сам процесс правильно построен.

Даже арестант понимает — прокуратура не просто мямлит, а что-то обосновывает.

Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить. Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться.

Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда.

А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что. Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры. Раньше на совещаниях как было: надзор свободен, следствие — останьтесь.

Был большой коллектив, много направлений, и не хотелось за одно из них краснеть. А теперь там начальник помогает своим.

Источник: //zona.media/article/2018/07/30/prosecutor

Следователи-беспредельщики и дела ради галочки — откровения бывшего прокурора

Что делать, если в прокуратуре заведут на меня дело из за ноутбука, который мне подарили?

Если попытаться описать правоохранительную систему России в двух словах, то получится «бюрократия» и «беспредел». Корреспондент издания «Медиазона» побеседовал с бывшим прокурором, надзиравшим за следствием в Сибири и Подмосковье, который приоткрыл закулисье работы Следственного комитета, прокуратуры и МВД.

Под надзором прокуратуры находится процесс возбуждения уголовных дел, отказы в возбуждении дел, ход следствия, сроки проведения следственных действий — огромный объем бумажной работы.

В компетенцию прокуратуры также входит рассмотрение жалоб граждан на незаконное уголовное преследование, «милицейский беспредел» — жалобы нужно проверять на обоснованность, исследуя административные и уголовные дела.

«Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры», — говорит собеседник издания.

Отказные дела и нарушение сроков

Если следственные органы выносят постановление об отказе в возбуждении дела — прокуратура практически всегда обязана его перепроверить, назначить полную проверку.

«Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет. Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет. Все же ограничены по срокам, бывает, что по несколько раз решения отменяются по таким основаниям», — говорит экс-прокурор.

При этом прокуратура заточена на выявление укрытых преступлений, в оценку деятельности прокуроров входит такой критерий. И улучшать этот показатель можно как раз за счет отмены отказов в возбуждении дела, так как отказ считается одним из способ сокрытия преступлений.

«Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц.

При этом в УПК же есть статья 6.1 — разумный срок уголовного судопроизводства.

В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье», — рассказывает юрист.

Коррупция — не к нам

Что касается коррупции в правоохранительных органах, то ее выявлением прокурорские не занимаются, это просто невозможно ввиду отсутствия в структуре оперативных подразделений.

«Этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности.

Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку.

Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать, что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается», — поясняет бывший подчиненный Юрия Чайки.

«Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения. Система правосудия такова, что если нет состава преступления, то все равно не надо прекращать дело.

Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел. И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор.

Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи», — рассказывает экс-прокурор.

Следователя, который прекратил дело за отсутствием состава преступления, накажут и задавят проверками, мол, почему человека преследовал, почему вообще возбудил уголовное дело? По словам бывшего сотрудника, для органов и руководства принципиально найти виноватого — у МВД и СКР это будет следователь, у прокуратуры — прокурор из-за отсутствия надзора.

«Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет. Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно. Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю.

Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные.

За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта, там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности», — отмечает бывший прокурор.

Карьера прокурора

«Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел.

В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой. Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района.

Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений. Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил», — цитирует «Медиазона» своего собеседника.

Следственный беспредел

В прокуратуре почти всегда все законно — проверки, постановления, представления, утверждение обвинительного заключения. Но при этом экс-прокурор признается, что видит лишь бумаги от полиции и следствия, а с чем люди сталкиваются на самом деле, из-за бумаг не видно.

«Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить.

Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться.

Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда.

А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что. Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры», — подытожил бывший прокурор, а ныне адвокат.

Источник: //pasmi.ru/archive/216559/

ЗаконностьЗдесь