Что делать, чтобы в военном билете не написали о моей болезни ВИЧ?

Берут ли в армию ВИЧ-инфицированных призывников

Что делать, чтобы в военном билете не написали о моей болезни ВИЧ?

Во время призывной кампании в армию будущие срочники проходят медицинскую комиссию. ВИЧ — настоящая катастрофа современного мира. В России есть 5 регионов с особо сложной ситуацией со СПИДом.

Среди подростков призывного возраста есть определенный процент пациентов с положительным ВИЧ-статусом. Не все знают, берут ли в армию с вирусом иммунодефицита. Кроме того, далеко не все призывники знают свой статус по СПИДу.

Вирус иммунодефицита выявить можно только с помощью специального анализа крови, поэтому многие годами не знают, что они болеют.

Является ли ВИЧ основанием для освобождения от армии

В списке болезней, с которыми допустимо служить в армии, многое зависит не только от конкретного диагноза, но и от стадии заболевания. Большинство болезней являются освобождением от армии только на определенной стадии.

Многие болезни не освобождают от армии, а только дают временное ограничение. С такой инфекцией нельзя служить вне зависимости от стадии заболевания. Это единственный диагноз, с которым путь на службу в армию запрещен.

Поэтому, если юноша мечтает стать военным, летчиком или пограничником, он обязан воздерживаться от беспорядочных половых связей, избегать гомосексуальных контактов, а также избегать употребления наркотиков. Это основные и самые частые пути заражения.

Иногда ребенок болен с детства, если мать была с положительным ВИЧ-статусом. В таком случае путь в армию закрыт мальчику с самого рождения.

По законам молодого человека с положительным ВИЧ-статусом не возьмут служить в армию даже в период всеобщей мобилизации. Наличие такого диагноза сразу позволяет отнести юношу к категории «Д» и снять безоговорочно с воинского учета.

Снятие с воинского учета происходит по нескольким причинам. В первую очередь пациент с положительным ВИЧ-статусом не сможет вынести огромных нагрузок, которым подвергается любой военнослужащий по призыву. Также лицо с положительным ВИЧ-статусом будет подвергать опасности здоровье проживающих с ним в одной казарме лиц.

Это происходит из-за использования общих средств гигиены, контакта инфицированной крови при ранениях. В итоге возрастает риск заражения вирусом большого количества людей. Хоть риск этот минимален, все же призывников с положительным ВИЧ-статусом строго отсеивают.

Также военкомат учитывает опасность для здоровья и жизни призывника. При наличии вируса иммунодефицита его организм подвергается большой опасности.

Ослабленный иммунитет оказывается под воздействием физических нагрузок в армии, что приводит к ускорению ослабления здоровья и к вторичным опасным заболеваниям.

В итоге служба в армии может привести к прогрессирующему развитию патологии и к быстрому летальному исходу.

Конечно, рассматриваемый вирус не распространяется бытовым путем. Но в любом случае есть риск заражения при использовании бытовых средств гигиены, поэтому даже на самой начальной стадии ВИЧ, когда собственно СПИД не прогрессирует, юношу сразу комиссуют, поскольку это вопрос не только его здоровья.

Как медкомиссия выявляет ВИЧ-инфицированных

В военкомате во время призыва в армию все претенденты проходят медицинскую комиссию. Всем известны случаи, когда работники медкомиссии отправляли в армию человека с некоторыми болезнями, позволяющими ему не служить.

Но важно помнить, что это не касается ВИЧ-инфекции. К проверке призывников на СПИД относятся очень ответственно, и при наличии такого диагноза скрывать его не стоит.

Рано или поздно о наличия вируса станет известно, а даже небольшое пребывание в армии способствует возникновению рецидивов и сопутствующих заболеваний.

Для проверки юноши на наличие ВИЧ-инфекции в организме во время прохождения комиссии берут кровь. Современные технологии помогают выявить наличие данного заболевания на самых ранних стадиях и с высокой вероятностью точности.

Выявление диагноза происходит следующим образом:

  1. Призывнику дают направление в военкомат.
  2. На медицинской комиссии он получает направление на сдачу крови в местную поликлинику.
  3. После сдачи крови следует забрать результат.
  4. Отнести его в военкомат.

Если о своем недуге призывник знает, то следует об этом сообщить, поскольку служить с таким диагнозом все равно не получится. ВИЧ-инфицированному призывнику требуется определенное постоянное лечение, которое позволит поддерживать организм в должном состоянии. Поэтому военкомат не будет брать таких юношей в армию даже в начавшееся военное время при условиях всеобщей мобилизации.

Категории годности ВИЧ-инфицированных

У больных и инфицированных лиц есть несколько стадий заболевания. Все они подразделяются на две группы:

  • стадия первичного инфицирования (1, 2А, 2Б, 3);
  • стадии развития вторичных заболеваний (2В, 4А–4В, 5).

Согласно реестру заболеваний и освобождений от армейской службы любая из стадий ВИЧ-инфицирования обязует приписать призывника к категории годности «Д». Это означает, что данный юноша не сможет служить в армии не только в мирное, но и в военное время.

Каждая стадия вируса иммунодефицита имеет свои особенности. Не выявляется заболевание только на самом первом этапе развития – от периода заражения до появления первой реакции организма.

Как получить военный билет при ВИЧ

Вне зависимости от того, какую категорию годности получает призывник, он имеет право на получение военного билета. Для этого достаточно пройти определенную процедуру в несколько этапов:

  1. Доказать наличие диагноза, который позволяет не служить в армии в мирное и в военное время. Призывник должен получить категорию «Д».
  2. На руках у призывника должна быть история болезни с патологией ВИЧ.
  3. Подтвердить во время прохождения медицинской комиссии в военкомате наличие ВИЧ-инфекции.
  4. Получить от врача, который входит в медкомиссию, акт исследования состояния здоровья призывника.
  5. Получить полное подтверждение наличия диагноза.
  6. Подойти по повестке для получения военного документа.

При этом необходимо собрать определенный пакет документов. К обязательным для этой процедуры относятся:

  1. Заявление на имя военкома, написанное в двух экземплярах.
  2. 2 фото на матовой бумаге размером 3х4.
  3. Оригинал паспорта и копии 2, 3, 5 страниц.
  4. Оригинал и копия свидетельства о получении образования.
  5. Если имеются права на вождение автомобиля, то следует предъявить их и копию.
  6. Медицинское заключение о состоянии здоровья.

В итоге на руки призывник в армию получит полноценный военный билет, в котором будет указана категория годности «Д».

Источник: //nagrazhdanke.ru/prizyivniku/berut-li-v-armiyu-s-vich/

История одного призывника. Рассказ о том, как служат с ВИЧ в армии или чудеса русской медицины

Что делать, чтобы в военном билете не написали о моей болезни ВИЧ?

По осени, как начинает по ночам холодать, а лес промокает от первых затяжных дождей, у белорусских военных начинается овеянная древними традициями забава – всевозможные учения и полигоны.

Стратегическая идея – загнать тысячи единиц сопливого молодняка на пару недель к чёрту на кулички, в мокрые палатки и холодные землянки, чтоб они сразу вкусили все прелести армейской жизни. А к молодняку, ради хохмы добавить столько же гражданских партизан. Чтоб сразу обменялись всевозможными штаммами со всех концов синеокой.

Но партизаны для профилактики простудных заболеваний сразу начинают бухать, так что гражданских за боеспособное подразделение можно заранее не считать.

Мало кто знает, что за неделю до приезда частей на территории полигонов у военных врачей принимающей стороны начинается весёлая жизнь.

Немногочисленным «сэловцам», эпидемиологам, гигиенистам и микробиологам нужно рысцой оббежать точки предполагаемых стоянок.

Проверить, как подготовлены к приезду бойцов пункты забора воды, как организованно питание. Ибо повальная диарея в подразделении страшнее вражеских пуль.

Кажется, совсем недавно я тоже бегал по полигонам, заполнял десятки актов проверок. Ругался с владельцами водозаборов и начпродами. Потом надоело, и всем этим праздником жизни занимаются мои более молодые коллеги. Поэтому следующая история не от меня, а от лейтенанта медицинской службы Сергея Иванова. Если узнает он себя в данном рассказе – большой привет.

«На полигон поехали в середине сентября. Бегаем, как всегда рысью, за день этот самый полигон по периметру раза три обойдёшь. И везде косяки.

То микробиолог в колодце, откуда воду брать планировали, лишнюю кишечную палочку высеет, то обнаруживаем, что за зиму кран из трубы ушлые пролетарии спилили и утащили в неизвестном направлении.

А то дачники наш водозабор облюбовали в качестве помойной ямы. Слышали пословицу «Не плюй в колодец»? Так вот – они не плюют, они в этот самый колодец мусор сбрасывают.

У меня этот самый полигон – первый в жизни, волнуюсь немного. А начальник мой, Валера, нет чтоб поддержать, так ещё и страшилки всякие рассказывает.

— Было дело, — говорит. — В прошлом году на соседнем полигоне такой вот лейтенант зелёный прошляпил одну точку, так три сотни десантников потом траншею выкопали и трое суток вдоль этой траншеи со спущенными штанами сидели. Веселились. Даже в газете про этот случай писали. Как наш полковник орал! Из Минска его без телефона слышно было.

Я бледнею и по третьему разу пробы воды из колодца беру. И хлорки туда, хлорки! А Валера, паразит, ржёт только.

Выходим к очередной точке – а там уже целый лагерь. Прибыли местные гвардейцы, устанавливают палатки, танк в землю закапывают. Маскируют.

— Вашу ж мать! – ревёт Валера. – Почему раньше сроков?! Кто разрешил без согласования с СЭЛ?

И уносится в поисках командира.

А я остаюсь один. В суматохе чужого офицера не замечают, проносят мимо бревно, разворачивают маскировочную сетку. Копают что-то, рубят, все делом заняты.

Смотрю – а среди привычно бритых солдат, в одинаковой форме суетится какой-то мужичок в телогрейке. Небритый, в грязных и рваных штанах, в резиновых сапогах. Но хозяйственный. Командует солдатами, как будто, так и надо.

А в двух шагах прапор стоит – только покуривает и одобрительно на мужичка щурится. Непонятно.

Дивился я небритому командиру, пока Валера не вернулся.

— Козлы, — говорит. – На три дня раньше приехали.

— Что делать будем?

— А что делать? Они на эту точку десятый год подряд прибывают. Уж разберёмся как-нибудь. Воду они всё равно у Михалыча брать будут, тут других источников нет. А он мужик толковый.

— Что за Михалыч?

— А, бобыль местный. На хуторе живёт, в трех километрах от полигона. Странный немного, но в общем мужик ничего. Он где-то тут должен быть. Не может быть, чтоб начало учений пропустил. Для него вся это суматоха почище Нового Года.

— Этот? – спрашиваю я, кивая на небритого командира.

— Точно. Он самый, — подтверждает Валера. И орёт на весь лес: — Михалыч!

Мужичок вздрагивает, поворачивается, и, завидев майора, улыбается во все пятнадцать зубов.

— Дохтур, здорово!

— Михалыч, колодец у тебя в порядке?

— Обижаешь, командир. Я же в теме. Я к осени готов получше ваших генералов.

— Пошли, проверим. Кстати, познакомься. Это лейтенант мой. Микробиолог. Летом из гражданских призвали.

— Пиджак? – ухмыльнулся Михалыч, протягивая мне чумазую руку.

— Сергей, — поправляю его я.

— Не дуйся, летёха, — снова щерится Михалыч. – Я ж по-доброму.

Невозможно на него обижаться. Лицо такое искреннее, простое. Неиспорченное интернетом.

Пошли мы вслед за Михалычем к его хутору. По дороге Валера объясняет:

— У Михалыча во дворе колодец редкостный. Сто лет ему, не меньше. Камнем выложен, глубокий, зараза. И вот сколько сюда приезжаем – вода в нём отличного качества. И как военные его вычерпать не пытаются – ничего не получается. Наберут цистерну, осушат до дна. Наутро глядь – опять полнёхонек. Хороший источник, мощный. Ну и Михалыч его не запускает. Бережёт, чистит.

Хозяин редкостного колодца рядом с нами идёт, аж светится от гордости. Видно, что ему эта похвала приятна.

Вышли на опушку леса, а там вдоль этой самой опушки, по границе с полем, и вот уже крыши хутора виднеются. И вдруг вижу – чудеса какие-то. Прямо посреди поля, на аккуратно обойдённом трактористом куске стоит скамейка. Обычная сельская скамейка.

Два чурбачка, вкопанных в землю, да толстая доска, на них положенная. Михалыча вдруг, как подменили. Подошёл он к скамейке, шапку снял, присел. Лицо серьёзное такое, сосредоточенное. Смотрю – шепчет что-то, крестится.

Что за ритуалы в глухом углу Европы?

Валера тоже хохмить перестал, отвернулся.

— Чего он? – шепчу командиру.

— Помолчи, дай человеку минуту. Сейчас дальше пойдём.

Действительно, Михалыч посидел немного, шапку обратно напялил – и к нам. Снова улыбается, у майора сигарету выцыганивает. Пришли к нему на хутор. Я в колодец с пробирками полез, Валера с хозяином смылись куда-то. Вот гады, думаю.

Сейчас я в этот самый колодец кувыркнусь – и прощайте родные войска. Буду всем по служебным телефонам звонить и грозить: «Семь дней»! А через неделю ко всем генеральская проверка приезжать будет.

Попомните лейтенанта Иванова и его загубленную молодую жизнь!

Колодец, как в ужастиках. Окружён древней каменной кладкой. Снизу камни мхом поросли, но ворот новый, смазан, не скрипит. Ведро тоже новёхонькое, на цепи. Осторожно беру пробы. Вода холодная, с виду прозрачная и чистая. Хотя знаем мы эти чистые деревенские колодцы. Сколько кишечки из них высеяли. Проверим. У меня и чашки Петри со средой на месте. Можно хоть в лесу лабораторию разворачивать.

Возвращается мой командир, да не с пустыми руками. В пакете звякают банки с солёными огурцами, из газетки шматок сала торчит.

— Живём, Серёга! Подарок нам от хлебосольного хозяина.

А Михалыч снова аж светится. Приятно ему.

Возвращались обратно в часть, так Михалыч снова свой ритуал повторил. Шапку снял, посидел с серьёзным лицом, пошептал перекрестился. И снова улыбается. Что за загадки?

— Ночевать здесь будем, — командует майор. – Темнеет уже, пока до сэлки доберёмся, полночь будет, а машину нам здесь никто не даст.

— А палатку выделят? – засомневался я.

— Пусть попробуют проверяющих не приютить! – пригрозил невидимым командирам майор. – У тебя среды с собой? Объявляю посевную, пока светло. Медики тебе стол в своей палатке выделят. Колдуй, а я насчёт ночлега пошёл.

Коллег-медиков я нашёл быстро. Зажёг горелку, поколдовал над средами-пробирками, пересеял всё по методичке. Чует моё сердце, что фигня в таких условиях получится, но деваться некуда. Полигон, он и есть полигон. До утра протянет, а там до лаборатории доберёмся.

Заночевали тут же, с медиками, в их палатке. Они всё равно ещё не полным составом прибыли, подвинулись ради такого случая. В темноте сидели у костра, байки травили. Вот вроде взрослые все мужики, военные, а сидим. И чувство такое, будто ты в пионерском лагере.

Только в это самом лагере медицинский спирт из железной кружки не пьют. Пригодился тут подарок Михалыча. А потом и сам он появился. Присел рядом, цигаркой поднесённой затянулся. Смотрю – никто ему спирт не предлагает, а сам он не просит. Сидит, похихикивает над военно-медицинскими анекдотами.

Неудобно мне стало. Шепчу Валере:

— Майор, может налить хозяину-то?

— Даже не предлагай, — мотает головой командир. – Он в завязке многолетней. К спиртному пальцем не прикасается.

— Странный он какой-то.

— Странный, — соглашается майор. – Был тут в прошлом году коллега наш с тобой, психиатр по гражданке. Так ему даже какой-то диагноз вывел. Но сказал, что неопасно. Таких, как Михалыч в мире – каждый десятый. Со своими тараканами в голове. Не боись.

— И скамейка эта его. Посреди поля.

— Скамейка, — майор вдруг перестал улыбаться. – Скамейка – это да.

— Что она там делает? Что шепчет?

— Слушай, ну неудобно мне такое рассказывать. Хочешь – сам спроси.

— Так мне тоже неудобно.

— Вот и молчи тогда, не приставай.

Ещё больше тайны нагнал, паразит. Любопытство меня ест. Посидели мы ещё немного, выпил я ещё пару кружек спирта, осмелел. И бочком-бочком, к Михалычу.

— Михалыч, будете сигарету?

— Не откажусь, — хуторянин потянулся к пачке, потом наклонился над поднесённой зажигалкой. – Очень я всякое курево уважаю. Только денег на него прорва уходит. Да мне больше и тратить некуда.

— Михалыч…, — нерешительно начал я.

— Ты, пиджак, насчёт скамейки? – перебил меня хозяин.

— Как вы догадались?

— Так не ты первый, — понимающе кивнул хуторянин. – Ладно, расскажу. А то так и будешь до следующего года удивляться. Только история паскудная, сразу предупреждаю. И на меня ты после этого другими глазами посмотришь. Ну да ладно, как есть, так есть.

Отца у меня отродясь не было. Мать по началу байки какие-то травила. То лётчик-космонавт, то полярник, то моряк. Потом уже, мне лет пятнадцать было, набедокурил чего-то в школе, так ляпнула сгоряча. Весь, мол в папашу. Берегись, тоже до тюрьмы доведёт. Проговорилась, и испуганно закрыла рот руками.

А я уже вцепился, как клещ, и не отстал, пока не выпытал. Оказалось, никакой не лётчик-полярник. Обычный зек. Проворовался, в драке убил кого-то. Сел надолго, а в тюрьме дружки убитого и нашли. Мать тогда совсем молодая была, глупая. Осталась со мной на руках. В деревне – позор. Так уехала к отцу, на хутор.

Там мы и жили.

Лет до восемнадцати я держался. Схоронили деда, поступил в училище, на механизатора. А там, в общежитии распробовал её треклятую. Водку эту. Нет, ну до училища я тоже её пробовал, но как-то не заходила. А тут – компания, ребята подначивают. Девчонки опять же уважают того, кто может бутыль осушить, а потом всю ночь танцевать. Дуры деревенские! Пили и пили.

День, второй, третий. Однокурсники потом ничего, а мне с утра всё больше и больше хочется. Едва из училища не вылетел, месяц пил. Мать приезжала, в ноги заведующему бросалась. Кое-как выдали диплом. Да меня уже было не остановить. Пил крепко. В колхозе терпели недолго, погнали из механизаторов в кормачи на ферму. Я и там пил.

Зимой в снегу валялся, связался с такими людьми, сейчас с такими не сел бы рядом. Допился. Как-то не хватало на бутылку, так мы с дружками топоры взяли, в сельпо дверь выбили. Напились, едва от крыльца отошли. Взяли меня на следующий день. Суд, тюрьма. На первый раз мало дали, всего года два и отсидел. Но вышел уже с клеймом.

На работу не берут, в деревне все знают, что пьющий, да ещё и зэк бывший. Сел на хуторе, у матери на шее.

Уж как она плакала, как меня упрашивала. Мне все мимо. Работала тяжело, на ферме. Получит копейки, а я найду, пропью. Когда не было что выпить – так грозил ей, кричал, что убью. Она совсем больная была от такой жизни. С сердцем что-то, задыхалась. А с хутора на ферму пешком ходила. Через лес, да через поле.

Приходит как-то, плачет. А я, редкость какая, трезвый был.

— Что, — спрашиваю. – случилось? Обидел кто? Ты скажи – я его убью!

— Здоровье обидело, — плачет мать. – Устала по дороге, села на меже, да сил идти дальше нет. Сидела, задыхалась. Вставать – а идти не могу, ноги не разгибаются. Ты бы мне на полдороги скамейку какую соорудил, что ли. Я бы садилась, отдыхала.

— А я счас! – кричу.

Хватаю топор, гвозди, доску со двора, чурбачки. Дотащил всё, да на полдороги скамейку поставил.

— Отдыхай, мать, — говорю. — Береги здоровье.

Позаботился, подонок.

Сделал плохо. Кое-как вкопал, прибил косо. Через полгода скамейка моя завихлялась, подгнила. Руки пьяные, известное дело, работают плохо.

Михалыч попросил ещё одну сигарету, жадно затянулся.

— А как-то зимой запил я сильно. Нашёл у матери зарплату, перепрятал. Сбегал в сельпо, к бабкам самогонщицам. На всю зарплату набрал, по хате разложил. Мать плачет, есть нечего. А мне всё равно, я пью. Она в снег, в метель пошла на ферму, на вечернюю дойку. И пропала. День на третий оттуда на хутор пришли. Расспрашивают. А я лыка не вяжу. Какой третий день? Я не помню год какой!

Деревенские всполошились. Пошли искать.

Михалыч замолчал, с трудом проглотил комок в горле.

— Нашли?

— Нашли. Она на полдороги задыхаться стала. Добралась до моей скамейки, будь она неладна. Присела. А ветхая доска возьми и подломись. Мать упала. Доктор потом сказал, у неё приступ какой-то был. Ползала вокруг, подняться пыталась. Меня, наверное, звала. Там в снегу и замёрзла. А я всё это время пил.

Михалыч всхлипнул, утёрся рукавом.

— Как мать похоронил – поклялся себе и ей – с той секунды – ни капли. Тридцать лет уж прошло – всё держусь. В колхоз устроился, обратно. На хуторе живу. Не женился вот только, не хотят бабы ко мне на хутор. Боятся. Говорят – ко мне по ночам мать захаживает, проведать.

— Захаживает? – осторожно спросил я.

Михалыч посмотрел на меня, как на идиота.

— Летёха, ты чего? Образованный вроде человек, а в сказки веришь.

— Действительно, — смутился я. – Ну а скамейка? Скамейка зачем?

— А скамейка – это знак мой. Мой алтарь. Я каждый год её подновляю. Мимо иду – обязательно сажусь, молюсь, прощения у матери прошу. Очень мне хочется верить, что там, наверху, она меня простила.

Автор Павел Гушинец (DoktorLobanov). Рассказ из книги «Обрывки»

Группа автора в ВК //.com/public139245478

Источник: //pikabu.ru/story/istoriya_odnogo_prizyivnika_rasskaz_o_tom_kak_sluzhat_s_vich_v_armii_ili_chudesa_russkoy_meditsinyi_5430732

Берут ли в армию со спидом

Что делать, чтобы в военном билете не написали о моей болезни ВИЧ?

Призывники часто задаются вопросом: «возьмут ли в армию со СПИДОМ?». Данная категория по расписанию болезней непризывная и даже на первой стадии юношу освободят от армии. Военкомат учитывает высокий риск для здоровья больного, поэтому ему присваивается соответствующая категория и выдается военный билет.

Проверяют ли перед армией на ВИЧ?

Во время прохождения комиссии юноши сдают кровь для выявления вируса иммунодефицита. На первой стадии определить заболевание достаточно сложно, а сопутствующие симптомы больше похожи на грипп. Больной может даже не подозревать, что заражен. Именно поэтому в военкомате все призывники в обязательном порядке сдают кровь.

Если после анализов результат положителен, то мужчину отправят на дополнительное обследование. После диагностики будет вынесен окончательный вердикт.

Не все больные испытывают симптомы заражения. Некоторые ощущают ухудшение самочувствия только после двух-четырех недель после заражения. Наблюдается головная боль, повышение температуры, ломота в суставах, усталость и сыпь на теле.

На поздних стадиях уже проявляются язвы, потеря памяти, пятна на кожных покровах. Вирус использует полезные клетки и разрушает их.

После уничтожения большого количества иммунных частиц, ВИЧ перетекает в СПИД, то есть близиться к финальной стадии — летальном исходу.

Если юноша уже знает о ВИЧ, то ему необходимо сообщить о поставленном диагнозе и предоставить справку от терапевта. Наличие заболевания освобождает призывника от армии.

Если у срочника обнаружен ВИЧ, то проводится детальное обследование и устанавливается стадия болезни. Служба в армии в любом случае будет невозможна. Категория Д освобождает мужчину от прохождения армии. В военном билете будет указана причина комиссования.

Больному необходимо соблюдать диету, принимать препарата и придерживаться определенного распорядка дня. В армии это сделать почти невозможно, поэтому доктора медицинской комиссии не разрешают юношам проходить службу. ВИЧ инфицированный является распространителем и носителем вируса. Риск заболеть ВИЧ в коллективе возрастает, даже не смотря на то, что нельзя заразиться бытовым путем.

Прохождение службы это в любом случае стресс, в связи с этим болезнь может начать прогрессировать, инфекция начнет ускоренно развиваться. В армии служащие применяют холодное и огнестрельное оружие.

Соответственно возрастает риск получения ранения любой степени тяжести и риск заражения ВИЧ. Иногда юноши пользуются предметами личной гигиены своих сослуживцев, например бритвой.

Теоретически риск заражения так же присутствует.

Чем отличается вич от СПИД?

ВИЧ и СПИД — это совершенно разные заболевания. Вирус имуннодефицита человека — это ВИЧ. Он неуклонно разрушает иммунитет человека и живет за счет здоровых клеток в организме. Заболевание не передается через слюну, пот и мочу. Если человек болен ВИЧ, то это не означает, что у него есть СПИД.

СПИД является уже продвинутой стадией ВИЧ инфекции. ВИЧ воздействует на иммунную систему человека, организм не может сопротивляться вирусам и инфекциям. На стадии СПИДА состояние больного настолько слабое, что он не может сопротивляться сопутствующим заболеваниям.

Если юноше поставлен диагноз ВИЧ его болезнь поддерживается с помощью ретровирусных медикаментов. Если перестать принимать лекарства, то ВИЧ перейдет в СПИД. ВИЧ инфекция пока не излечима. Как быстро вирус разрушит организм до СПИДа сказать трудно. Все зависит от своевременности выявления патологии и назначения медикаментов.

Берут ли в армию с ВИЧ?

Для юношей с ВИЧ служба в армии под запретом. Врачи при постановке диагноза руководствуются списком болезней. В статье определены два пункта, которые присваивают категорию, на стадии инфицирования:

  • Стадии первичных проявлений
  • Стадии вторичных заболеваний

По любому из вышеуказанных пунктов лицо освобождается от службы в армии. Призывнику устанавливается категория Д (не годен). Юноша освобождается от армии и ему выдается военный билет.

Вирус не передается через общую посуду или через иной бытовой путь и больной не может заразить сослуживцев. Сама служба в армии будет опасна для жизни больного. Заболевание прогрессирует, человек слабеет и уже не может сопротивляться инфекции. Появляются сопутствующие заболевания. Банальная простуда может быть опасна для мужчины. Даже на первой стадии прохождение армии ограничено.

Какая категория военного билета у вич положительных?

При ВИЧе на любой стадии ставиться категория Д. Юноша не годен в армию. Заболевание не передается бытовым путем, но ВИЧ положительный не может служить в армии по состоянию здоровья. Категория Д присваивается даже на начальной стадии.

Прежде чем юноша отправиться служить он пройдет медицинскую комиссию. Если ВИЧ уже известен нужно сразу сказать терапевту в комиссии, показать выписку лечащего врача. На данный момент лекарство от ВИЧ не выявлено. В армии нет полноценного курса терапии и постоянного наблюдения докторов. Прохождение службы с диагнозом запрещено. Если юноша не сдавал кровь, то его направят на анализ.

Проверяют ли на вич и спид во время прохождения службы?

Диагностика заболевания проводится по крови из вены. По результатам анализа можно установить факт заражения и начать незамедлительное лечение.

Наличие положительного ВИЧ результата косвенно может проявиться и при общем анализе крови из пальца. Врачи медицинской комиссии обращаются внимание на норму лейкоцитов и эритроцитов.

Современные методы диагностики позволяют диагностировать болезнь.

Если юноше до вручения повестки уже был поставлен диагноз, то скрывать данный факт не нужно. При сомнительном состоянии, например при лихорадке, у служащего могут быть анализы крови на ВИЧ.

Если заболевание подтвердилось, то больного сажают на карантин и проводят дополнительное обследование. После этого служащего комиссуют.

Больному присваивается категория Д, и в военном билете фиксируется причина выбытия из армии.

Не нашли ответ на свой вопрос в статье или есть дополнительный вопрос? Задайте его юристуна сайте и получите развернутую консультацию уже через 15 минут

Источник: //zen.yandex.ru/media/id/5bfeb27602ec5300aa1c1dc5/5c5b23ebcebb5700ad961452

«Плохая статья»: военного пенсионера лишили квартиры. Из-за ВИЧ

Что делать, чтобы в военном билете не написали о моей болезни ВИЧ?

Евгений Коткин окончил школу с серебряной медалью, собирался поступать на исторический факультет, но в 1996 году после ссоры с матерью добровольно ушел в армию, его определили на флот.

С начальством сложились хорошие отношения, и после окончания службы ему предложили остаться. Он согласился. Корабль, на котором ходил Евгений, мог находиться в море до трех месяцев. На флоте выходных нет: в плаванье выйти некуда, а если корабль стоит в порту, то одну ночь моряки проводят на нем, вторую — дома.

— Ну, оно как бы просто: рутина, рутина, рутина, море, море, море, — описывает свой день на корабле Евгений. — День сурка, каждый день одно и то же, ты просыпаешься и знаешь, что будет через 5 минут, через 10. Все расписано полностью: месяц, два, три, полгода.

Евгений Коткин. Фото из личного архива.

Это как в фильме «День радио», когда один из героев, моряк, падает за борт и говорит, что вся жизнь перед глазами пролетела.

«Хотя чему там лететь, — добавляет киногерой, — восемь классов, мореходка, армия, 21 год здесь, все. Хотя нет, неделю в больнице лежал с аппендицитом — лафа».

Однако у Евгения все сложилось интереснее — он окончил военное училище с красным дипломом, стал механиком 9 разряда, то есть самого высокого.

Куда корабль — туда и он: Североморск, Северодвинск, Санкт-Петербург, Калининград и, конечно, по заграничным морям и странам. Хотя, по его словам, из-за санкций не каждая страна пускает в свои порты российские корабли.

О службе говорит, что это тяжело и интересно, вспоминает, как все на корабле встают на уши, когда приезжают высокопоставленные чиновники: команда усиленно чистит судно, экипаж готовится к приему дорогих гостей.

«Такие дни для военных — как для свадебной лошади: голова в цветах, а жопа в мыле», — иронизирует Евгений.

«Давай не будем никому об этом говорить»

Каждый год военные проходят медицинское освидетельствование. В марте 2017 года стало известно, что у Евгения ВИЧ. Где и когда инфицировался — он не знает. Медицинское заключение приходит на руки самому военному и его командиру. На предыдущем месте работы проблем с диагнозом не возникло.

— Мой командир, — вспоминает Коткин, — так и сказал: «Женька, давай не будем об этом распространяться. Меньше знают, крепче спят. Все равно оно [заболевание] не передается, так что давай вообще никому не говорить».

После того, как у мужчины выявили положительный статус, его отправили в специальное отделение подольской больницы для военных с ВИЧ. Раз в полгода в ней необходимо проходить обследование. Евгений вспоминает, что другие пациенты, лежавшие там, рассказывали о проблемах на службе из-за их болезни:

— Очень плохое отношение к ВИЧ в армии. У меня еще командир нормальный был, а многие говорят, что их сразу заставляли писать рапорт об увольнении, как только узнавали о болезни.

Из сослуживцев Евгения никто о заболевании не знал, он не стал никому рассказывать.

Во-первых, из-за отношения к ВИЧ, во-вторых, моряки всегда находятся в тесном контакте друг с другом, в небольших помещениях, по несколько месяцев в море, вместе спят, едят и работают.

Возможно, из-за незнания о том, как передается ВИЧ, у Евгения могли бы начаться проблемы с коллективом. Открылся только родным, которые приняли новость спокойно, отношения с ними никак не изменились.

Так продолжалось девять месяцев: командир Коткина молчал, сам моряк тоже. В ноябре 2017 года корабль собрался на «боевую», его направляли в Сирию. Начальник медицинской службы запретил Евгению ехать вместе со всем остальным экипажем, опасаясь, что ему «может стать плохо».

Евгений Коткин. Фото из личного архива.

Новое начальство

С ВИЧ на флоте служить нельзя, но можно перевестись на сушу. Однако Евгения переводят на другой корабль, где он проводит еще два месяца. Новый корабль также направляют в Сирию, его снова не берут. Так он оказывается на новом и последнем в его службе корабле, который находится на заводе в Калининграде, то есть не выходит в море.

В феврале 2018 года мужчина начинает службу на новом корабле. 20 февраля его награждают медалью за отличие в военной службе от Министерства обороны, а через пару дней командиру приходят документы, в которых указано, что у нового работника ВИЧ. Проблемы начались сразу же.

«Очень плохое отношение к ВИЧ в армии. У меня еще командир нормальный был, а многие говорят, что их сразу заставляли писать рапорт об увольнении, как только узнавали о болезни»

— Корабль стоит на заводе, на нем постоянный ремонт: сварочная, трубы меняют, грязь, пыль. С моим заболеванием туда вообще нельзя ходить, — поясняет Евгений. — Я командиру говорю, что иммунитет ослаблен, не могу находиться на корабле. А он отвечает: «Я вас все равно уволю».

По словам моряка, начальник «уперся» и грозил увольнением, не предлагая альтернативы. Мужчина просил перевести его со службы во флоте на берег, по закону командир обязан помочь подчиненному с поиском нового места. Но на берегу не находилось подходящей вакансии, только ниже по разряду. На эту работу не соглашался уже Евгений.

— Он меня спрашивает: «А чего вы не хотите на нижестоящую должность идти?» — вспоминает Евгений. — Вот вы работаете командиром, а почему не хотите пойти тоже куда-нибудь разнорабочим? Это то же самое, если вас так же понизят. «Тогда я вас уволю, раз не хотите на нижестоящую должность идти».

Не по контракту

Увольнение началось в конце февраля и длилось пять месяцев. Уволили Евгения «по плохой статье» — с формулировкой, что он не выполнял свои обязанности по контракту. А это значит, что военный автоматически теряет все льготы, которые ему обещает государство: пенсию и квартиру.

Три года назад президент России Владимир Путин принял указ, что после третьего года службы военным дается специальная ипотека. Но Евгений устраивался на службу еще в 90-х, поэтому после 20 лет выслуги ему от государства полагалась квартира — при условии, что он уволится сам или уйдет со службы по болезни.

Уволить Коткина по заболеванию могли, причем только на суде выяснилось, что вышестоящее руководство написало рапорт его начальнику с рекомендацией: уволить по болезни. А значит, Евгений мог бы дослужить в другом роде войск и не потерять льготы. Но этот рапорт от него был скрыт.

Евгений Коткин. Фото из личного архива.

Перед увольнением собралась аттестационная комиссия. В нее входят начальники боевых частей и служб корабля.

— Я сказал, что по заболеванию не могу служить, — вспоминает Евгений. — «Раз не можете, значит, мы зачитаем историю вашей болезни». Командир взял и зачитал.

Всего собралось около 10 человек — помимо Евгения и его начальника. Командир при всех разгласил личные данные своего работника, в том числе его ВИЧ-статус. Перед увольнением Коткин отгулял отпуск и ушел, не дослужив еще месяц до юбилея — 20 лет на службе.

Суд

Евгений сразу нанял адвоката и пошел в суд, хотел обжаловать действия начальства, восстановиться и дослужить еще один месяц. Но моряк проиграл своему начальству.

— Если он не знал, как ответить, — рассказывает Евгений про поведение своего командира на суде, — то говорил: «Не знаю». Ему задают вопрос: почему не уволили по болезни, а стали увольнять по плохой статье? «Ну, не знаю». Вот он же не ходил на службу, такой плохой. «Ничего не знаю, вот стал плохим за месяц».

«Я сказал, что по заболеванию не могу служить, — вспоминает Евгений. — «Раз не можете, значит, мы зачитаем историю вашей болезни». Командир взял и зачитал»

Суд не удовлетворял ходатайства о допросе нескольких свидетелей со стороны защиты, способных подтвердить, что существовал рапорт с предложением уволить Евгения по болезни. Мужчина считает, что военный суд был изначально на стороне командира.

— Если бы суд не подчинялся Министерству обороны, то все прошло бы по-другому, — уверенно заявляет Евгений. — А когда они одной инстанции — суд подчиняется командующему флота, и корабль подчиняется командующему флота — на чью сторону встанет суд?

На апелляции решение оставили без изменений. По словам Евгения, они с адвокатом засекли на секундомере время: с момента, как судьи встали со своих кресел, и до момента, как они вернулись с решением, прошло чуть больше двух минут.

— Действия начальства неправомерны, — считает новый адвокат Коткина Кирилл Бахарев. — Так же как и действия начальника, которому дали распоряжение уволить его по состоянию здоровья. Он не выполнил эту рекомендацию.

Я считаю, что есть нарушение со стороны суда и со стороны начальства, которое неправомерно уволило его со службы, учитывая, что ему месяц оставался, а также учитывая его диагноз. Материалы просто сшиты [белыми нитками], и это сразу видно.

Они решили не заморачиваться и просто уволить его.

И Евгений, и адвокат считают, что это может быть связано со льготами и обещанной государством квартирой. Диагноз — только повод.

— Министерство обороны жильем никого не обеспечивает, — поясняет Евгений. — Даже служебным жильем всего 4-5 % обеспечено. Все остальные снимают. Все разворовывается. Ни жилья, ни садиков, ничего. У Министерства обороны нет ничего.

Адвокат планирует подавать дело в военные суды и обжаловать увольнение.

— Когда суд закончился и я проиграл, то сказал, что буду обращаться на телевидение, — вспоминает Евгений. — Судья спросил: «А вы что, хотите известности, чтобы о вас узнали?». А что мне терять? Мне терять нечего, хуже уже ничего не будет.

Источник: //spid.center/ru/articles/2318/

Вич и спид. взгляд военнослужащего

Что делать, чтобы в военном билете не написали о моей болезни ВИЧ?

Вич и спид. взгляд военнослужащего

В настоящее время в Российской Федерации огромное внимание уделяется армии. На нее выделяется достойное финансирование, происходит реструктуризация, укрепление.

Всё больше молодых людей идет в армию служить по контракту. Все больше про наших защитников говорят и пишут СМИ. Армия занимает немалую часть нашей жизни. Поэтому, когда я задумался написать ряд материалов, где смогу узнать мнение специалистов из разных областей о ВИЧ, то армия сразу вызвала интерес.

Армия подразумевает риск, учит солдата не бояться ничего, поддерживает смелые поступки. С другой стороны, армия в России становится все более профессиональной, поэтому готовят там не только смелых людей, но и грамотных.

Искать военнослужащего, готового поговорить о ВИЧ пришлось достаточно долго. Далеко не все готовы рассуждать на такие темы. Нашелся такой человек в Новосибирске. Алексей, старший лейтенант, не раз бывал в горячих точках. Он, по-военному краток, и не очень открыт.

Но для военнослужащего – это хорошие черты.

— Алексей, здравствуй. Армия – это достаточно закрытое место и, казалось бы, что там риск заразиться ВИЧ очень низок. Однако, случаи все же есть. Расскажи, пожалуйста, слышал ли ты что-нибудь о ВИЧ-инфицированных военнослужащих?

— Да, случаи бывали, но очень редко. Каждый военный обязательно проходит углубленный медосмотр, на котором это и может выявиться.

— А что в таких случаях делают? И как ты думаешь, откуда мог появиться ВИЧ у этих военных?

— Разумеется, военнослужащего сразу сажают на карантин в изолятор, в военный госпиталь, где он начинает проходить обследование и лечение. А появиться ВИЧ может… Ну, чаще всего от различных половых связей. Других объяснений не вспоминаю.

— Кстати, за год службы в армии молодой человек очень тоскует по активной половой жизни. Наверняка есть случаи, когда солдаты в увольнении или в самоволке находят девушек легкого поведения, чтобы «спустить пар»?

— Ну, честно говоря, не могу вспомнить таких случаев, хотя, такие случаи, скорее всего есть, но выясняется это уже после дембеля.

— Ну, вот ты говоришь, что ВИЧ в армии военные заражаются от «различных половых связей». Наверняка, ваше руководство об этом задумывается. Проводятся ли какие-то профилактические меры? Возможно, раздаются презервативы, или вам рассказывают про это заболевание?

— Разумеется, проводятся беседы. Плюс, есть командиры подразделений, которые следят за своим личным составом и, если замечают что-то подозрительное, принимают меры. А презервативы, разумеется, не раздаются.

— Как часто у вас проводят мед обследование? И делаются ли тесты на ВИЧ?

— 2 раза в год стабильно, если нет необходимости или подозрений командира или самого военнослужащего. Сдаётся общий анализ крови, мочи, осмотр хирурга. Раз в 1 или 2 месяца проводят тесты по разным направлениям. И с каждым годом за здоровьем военнослужащих следят все более тщательно.

— Можно личный вопрос?

— Да

— Если бы вдруг у тебя обнаружили ВИЧ, ты бы рассказал об этом? Стал бы себя беречь и лечиться или, наоборот, смелее стал, поехал бы в горячую точку, из-за того, что у тебя неизлечимая болезнь?

— Ну, во-первых, разумеется, сказал, чтобы не заразить родных и близких. Конечно, стал бы лечиться, до победного бы стал. Но в армии-то уже точно не оставили бы, чтобы не подвергать опасности других. Представь: ты на посту, и, бах, все, нет тебя — враг спокойно зашёл, и нет твоих товарищей. Это большой риск и большая ответственность, нельзя с этим шутить, и это скрывать

— Но ведь от ВИЧ не умирают вот так. А если применять терапию, то человек доживает до глубокой старости. Смертность от ВИЧ сведена практически к нулю, если правильно лечиться.

— Ну, хорошо. Стало тебе плохо, и ты уснул или потерял сознание, или произошло обездвиживание — результат один.

— В РФ сейчас эпидемия ВИЧ – более 1 млн человек зарегистрировано как ВИЧ-положительные. При этом рост числа зараженных продолжается. Как ты считаешь, как нужно с этим бороться?

— Со школы начинать воспитывать, рассказывать о том, что нужен постоянный партнёр, в ком ты уверен и рушить стереотип, что если у тебя было много партнеров, то ты «гуру секса». Мне кажется, что нужно ужесточить и сделать обязательным порядок профилактики ВИЧ во всех структурах и применять административное наказание за его несоблюдение.

— У тебя растет маленькая дочка. Как ты будешь ее воспитываться, чтобы быть уверенным, что проблема ВИЧ ее не коснется.

— Ну это вопрос, который нельзя описать и в 3 томах, я думаю . Можно ответить так: правильно. Не буду скрывать, что есть такая болезнь, что она из себя представляет, и какие бывают последствия. А мы с женой будем для неё примером.

— Алексей, спасибо тебе за разговор.

После разговора у меня осталось очень противоречивое чувство: с одной стороны приятное, потому что наши защитники так трепетно относятся к родине, с другой – не самое приятное, из-за не того, что в армии про ВИЧ в армии знают не так много.

Все мероприятия, которые проводятся в армии, направлены на профилактику, но не на просвещение. Но ведь, если человек чего-то не знает, значит, он может попасть в группу риска? На мой взгляд, это не плохая тема для разговора на высшем уровне.

Дмитрий Дьячков

Источник: //o-spide.ru/story/vic-i-spid-vzglad-voennosluzasego

Берут ли в армию с ВИЧ (венерическими заболеваниями)

Что делать, чтобы в военном билете не написали о моей болезни ВИЧ?

› Помощь призывникам › Расписание болезней ›

10.01.2020

Берут ли в армию с ВИЧ – ответ однозначный – «нет». Вирус иммунодефицита не передается бытовым путем, поэтому солдат не сможет заразить сослуживцев, но заболевание опасно для жизни призывника.

При ВИЧ стремительно ослабевает иммунитет, обычная простуда может вызвать летальный исход.

На практике призыв ВИЧ-инфицированных встречается, но это только при нарушении процесса прохождения медкомиссии в военкомате.

Почему с ВИЧ не берут в армию

Потенциально больной солдат не представляет опасности для сослуживцев, но может возникнуть ситуация, когда при случайной травме инфицированная крови попадает в рану здорового человека. Во избежание неприятной, опасной для здоровья, жизни ситуации, больных ВИЧ в армию не берут ни под каким предлогом.

5 статью Расписания болезней. В 5 статье Расписания болезней во 2 пункте указывается, что категория годности определяется исходя из стадии инфицирования:

  • а) вторичных заболеваний (2В, 4А, 4В, 5),
  • б) первичных проявлений (1, 2А, 2Б, 3).

Оба пункта освобождают от призыва по категории «Д» — не годен. С этой категорией молодой человек освобождается от армии, получает военный билет.

Вирус иммунодефицита поражает клетки иммунной системы. Постепенно организм ослабевает, перестает сопротивляться инфекции, вирусам, бактериям. Человек начинает чаще болеть, теряет силы, требуется специальное лечение, дорогостоящие препараты.

Как комиссия выносит вердикт

Согласно сведениям Министерства здравоохранения, ежегодно число больных ВИЧ-инфекцией увеличивается. Болеют молодые люди призывного возраста.

При обнаружении болезни каждого ставят на учет в диспансер. Военкомат перед комиссией на каждого призывника запрашивает сведения.

При получении сведений о наличии диагноза СПИД, призывника освобождают от прохождения службы без дополнительного обследования.

Перед военной комиссией каждый допризывник должен сдать кровь на ВИЧ-инфекцию. Часто заболевание выявляется именно в такие моменты. До военкомата человек не подозревал о наличии инфекции.

Если поступил положительный результат, его следует еще раз проверить в другой лаборатории, поскольку данные могут быть ошибочными.

При получении отрицательного результата решение комиссариата следует обжаловать.

Сейчас читают:   Берут ли в армию с ложной хордой левого желудочка сердца

Берут ли в армию с венерическими заболеваниями

Согласно Расписанию болезней, не годны к прохождению службы больные ВИЧ-инфекцией, сифилисом, Лепрой, ограниченно годные больные сифилисом при первичных проявлениях, подтвержденных серологических реакциях.

Получают временное освобождение, время на лечение больные при:

  • первичном, вторичном, скрытом сифилисе;
  • гонококковой инфекции — мягкий шанкр, паховая лимфогранулема, паховая гранулема, негонококковые уретриты.

При первичной постановке на учет в военкомат, если обнаруживается венерическая инфекция, отправляют лечиться. После успешного излечения признают годными к прохождению службы.

Хронические венерические заболевания требуют длительной терапии, поэтому отсрочку дают не менее 6 месяцев, после чего назначается повторная комиссия. При успешном лечении призывника признают годным.

На лечение скрытого сифилиса дают отсрочку на 12 месяцев.

Критерием выздоровления является отсутствие клинических проявлений болезни, трижды отрицательные результаты через определенный промежуток времени.

После успешного лечения запущенной стадии сифилиса присваивают категорию годности «Б».

Если присутствуют тяжелые последствия – поражение внутренних органов, костной ткани, нервной системы, категорию годности присваивают в зависимости от тяжести состояния.

С какими болезнями мочеполовой системы не берут в армию

Освобождает от службы в армии, дает отсрочку статья Расписания болезней 73 «Болезни мужских половых органов (в том числе врожденные)».

Значительные нарушения функций половой системы – категория Д:

  • доброкачественная гиперплазия предстательной железы III стадии со значительным нарушением мочеиспускания при неудовлетворительных результатах лечения или отказе от него;
  • отсутствие полового члена проксимальнее уровня венечной борозды.

Умеренные нарушения функций – В, Б:

  • доброкачественная гиперплазия II стадии с умеренным нарушением мочеиспускания (наличие остаточной мочи более 50 мл) и осложнениями заболевания (острая задержка мочи, камни мочевого пузыря, воспаление верхних и нижних мочевых путей);
  • хронический простатит, требующий лечения в стационарных условиях 3 и более раза в год;
  • рецидивная (после повторного хирургического лечения) односторонняя или двухсторонняя водянка оболочек яичка или семенного канатика с объемом жидкости более 100 мл;
  • мошоночная или промежностная гипоспадия;
  • отсутствие полового члена до уровня венечной борозды.

Сейчас читают:   Берут ли в армию с врожденным пороком сердца

Однократный рецидив водянки оболочек яичка или семенного канатика не является основанием для применения пункта «б».

Незначительные нарушения – В, Б:

  • доброкачественная гиперплазия предстательной железы I стадии;
  • свищ мочеиспускательного канала от корня до середины полового члена;
  • задержка яичек в брюшной полости, паховых каналах или у их наружных отверстий;
  • задержка одного яичка в брюшной полости;
  • хронический простатит с камнями предстательной железы.

Незначительные клинические проявления – Б, А:

  • водянка яичка или семенного канатика с объемом жидкости менее 100 мл, фимоз и другие болезни мужских половых органов с незначительными клиническими проявлениями;
  • задержка одного яичка в паховом канале или у его наружного отверстия;
  • хронический простатит с редкими обострениями.

Стадия доброкачественной гиперплазии предстательной железы определяется следующими критериями:

  • I — расстройства мочеиспускания при полном опорожнении мочевого пузыря;
  • II — наличие остаточной мочи более 50 мл, повторяющиеся острые задержки мочи, камни мочевого пузыря, воспаление верхних и нижних мочевых путей;
  • III — значительные нарушения мочевыделения при неудовлетворительных результатах лечения или отказе от него (полная декомпенсация функции мочевого пузыря).

Отсутствие одного яичка после удаления по поводу заболеваний (неспецифического и доброкачественного характера), ранения, других повреждений при сохраненной его эндокринной функции, гипоспадия у коронарной борозды не являются основанием для освобождения от несения службы. При отсутствии одного яичка, снижении эндокринной функции заключение о категории годности к военной службе выносится на основании статьи 13 по пунктам «А», «Б», «В» в зависимости от степени нарушения функции.

По каким статьям не берут в армию

Заболевания, освобождающие призывника от несения службы, находятся в Расписании Болезней с 1 по 86 пункт. Там говорится о следующих патологиях:

  • № 1 — 7 — Инфекционные, паразитарные заболевания
  • № 8 — 10 — Новообразования
  • № 11 — Болезни крови, кроветворных органов и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм
  • № 12 — 13 — Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ
  • № 14 — 20 — Психические заболевания
  • № 24 — 28 — Болезни нервной системы
  • № 29 — 36 — Болезни глаза, его вспомогательных органов
  • № 37 — 41 — Болезни уха, сосцевидного отростка
  • № 42 — 48 — Болезни системы кровообращения
  • № 49 — 53 — Болезни органов дыхания
  • № 54 — 61 — Болезни органов пищеварения
  • № 62 — 63 — Болезни кожи и подкожной клетчатки
  • № 64 — 70 — Болезни костно-мышечной системы
  • № 71 — 78 — Болезни мочеполовой системы
  • № 79 — Беременность, роды, послеродовой период
  • № 80 — 85 — Последствия травм, отравлений и других воздействий внешних факторов
  • № 86 — 88 — Прочие болезни (нарушение речи, энурез, недостаточное физическое развитие).

Сейчас читают:   Берут ли в армию с кифозом 1, 2 или 3 степени

Каждая статья имеет пояснения, уточнения, нюансы. Военному комиссариату надо не просто представить подтвержденный диагноз, но и доказать тяжесть заболевания.

Отзывы

Источник: //toparmiya.ru/pomoshh-prizyvnikam/raspisanie-boleznej/berut-li-v-armiyu-s-vich-venericheskimi-zabolevaniyami

ЗаконностьЗдесь